Как жить с дислексией — история психолога Марии Фабричевой / © iod.media

Как жить с дислексией — история психолога Марии Фабричевой / © iod.media

© https://iod.media/ru/article/istoriya-psihologa-yaka-zhive-z-disleksiyeyu-literi-inodi-prosto-rozlitayutsya-yak-zhuchki-5716

#сториси iod.media

интервью записала — Ольга Лицкевич


Как жить с дислексией — история успешного психолога: «Буквы иногда просто разлетаются, как жучки»

  • Мария Фабричева — известный украинский психолог, которая прошла путь от «комплекса самозванца» до успешной публичной карьеры.

По разным оценкам, от 3 до 7% населения Земли — дислексики, в более легкой форме — до 20%. Коварность в том, что иногда человек сам не подозревает о своей особенности, но ощущает, как это влияет на его самооценку или качество жизни. 


Мария Фабричева — эксперт популярных телевизионных ток-шоу, ведущая тренингов и автор статей на профильную тематику. Свою особенность она научилась компенсировать с помощью хорошей памяти, а опечатки в собственных публикациях воспринимает с юмором.

Специально для «Йода» она поделилась вдохновляющей историей о том, как любой «баг» можно превратить в «фичу». 

«Смотрю на буквы и не могу собрать их в слова»

— Мой вид дислексии называется дисграфия — это означает, что я знаю и помню правила правописания, но при этом буквы в определенный момент могут разлететься, как жучки. Смотрю на них и не могу собрать так, чтобы получились слова. Чаще всего это проявляется, когда я устала или в стрессе. В спокойном состоянии я способна достаточно быстро читать и запоминать текст.

В моих текстах встречаются не то чтобы ошибки, а типичная для дислексика история: слова меняются местами, пишутся наоборот, пропускаются буквы. Некоторые педагоги воспринимали это как издевательство над ними, но нужно очень сильно постараться, чтобы нарочно так выкрутить текст.    

Причина этой особенности может быть генетической. Например, мой дедушка был очень талантливым слесарем, но при этом так и не закончил среднюю школу. Тексты и все, что с ними связано, ему давались тяжело. Но была ли именно дислексия  — так и останется моей догадкой.   

Для меня же толчком стал очень сильный стресс, который я пережила в детстве. Моя мама рано умерла. И так получилось, что я ее нашла, когда вернулась домой из музыкальной школы.

На некоторое время я переехала жить к бабушке и под ее надзором училась очень хорошо, но при этом мне сложно давались тексты. В подростковом возрасте, на пике полового созревания, это усилилось. 

В школе выезжала на других талантах

Еще со школы помню это ощущение: ты как бы буковки прочел, а что они означают — непонятно, нужно отвечать, а не можешь. В то время было очень страшно.  

Я была ребенком Советского союза и постсоветского пространства, где, к сожалению, детям с такими особенностями ставили диагноз «слабоумие» и дальше не разбирались.

К счастью, меня эта участь миновала. 

У меня очень начитанный, строгий и умный папа. С ним можно свободно беседовать практически на любую тему: история, география, литература…
Мария с папой Владимиром Фабричевым

Как я часто шучу, он — старший научный редактор, поэтому для него это была и есть большая драма, что я делаю ошибки в элементарных словах (смеется). Просто культурный шок. Но при этом он, сам того не замечая, помогал мне учиться.

Я могла прийти и сказать: «Я вообще не понимаю смысла этого странного произведения». Папа загорался, начинал мне все рассказывать и объяснять (улыбается).

 Я запоминала и за счет этого выезжала на уроках. 

Благодарна своим педагогам — знали ли они о дислексии или действовали интуитивно — но понимали: я ребенок талантливый, могу классно пересказывать, у меня хорошо развита память.  Спасибо большое, что они закрывали глаза на все эти опечатки и коллаборации букв. Тем самым они подарили мне устойчивость, что я имею право ошибаться. 

Знаю людей, которым досталось гораздо больше обесценивания. Они были убеждены, что бездарны, глухи, тупы. Просто потому что у них дислексия. В какой-то момент они уловили, что не понимают смысл написанного и не имели возможности по-другому прояснить это для себя — так, как выкручивалась я. 

О «синдроме самозванца», «багах» и «фичах»

Комплексов у меня было достаточно. Я постоянно сомневалась в себе, испытывала «синдром самозванца» — ощущение, что тебя вот-вот словят — и ты перед всем классом испытаешь позор: «Смотрите, она же не знает элементарных вещей». 

Это очень страшно. Тем более, когда для твоей семьи важно, чтобы ты была грамотным и высокообразованным человеком. Все мои родные — начитанные люди, которые могли наизусть читать Есенина, Блока, Пастернака, Бродского и говорить на различные темы. И этому уровню нужно было соответствовать. 

Моя бабушка, дай ей бог светлой памяти, класса до 9-го внезапно приезжала и  проверяла мои тетрадки, дневники. К сожалению, это неправильный подход к воспитанию. С одной стороны, он дал мне силу, а с другой — небольшой хрестоматийный невроз (смеется). Уже во взрослом возрасте я выходила из этого с помощью психотерапевта, осознала свои сильные стороны. 

Например, у меня очень хорошо развита память, и это выручает до сих пор. Могу не запомнить имя человека, но скажу, где и при каких обстоятельствах мы виделись. Хорошо запоминаю клиентские истории, поэтому часто слышу: «Как это возможно? Мы об этом говорили полтора года назад».

Компьютер как возможность зашифровать секрет

Все это время я жила без понимания, почему так. Впервые о дислексии я услышала во время учебы в вузе. Нам читали курс общей психологии и на одной из лекций всплыло это понятие. Я сидела, хлопала глазами и возникла мысль: А что, если?.. Но заявить об этом вслух оказалась не готова. 

Когда я заканчивала университет, появилась доступная компьютерная техника. И это было большое счастье, потому что возникла возможность зашифровать свой маленький секрет.

Если грамотно настроил проверку орфографии — никто никогда не догадается, что ты пишешь не как все. 

Потом появились первые аудиокниги, видеоматериалы. Дай бог здоровья людям, которые создали такую возможность — посмотреть, послушать и взять для себя новые знания. Для взрослых и детей с дислексией — это простая человеческая возможность чувствовать себя нормально.

Когда у человека есть какая-то особенность — иногда очень хочется быть, как все. Современные технологии выручают и дают такую возможность. Ты с этим живешь, это тебе не мешает.

Как говорит мой муж-айтишник, это не баг, это — фича (смеется). 

Публичность, карьера и дислексия

После окончания учебы меня не особенно беспокоила эта проблема. На тот момент я не практиковала как психолог, а работала в бизнесе. 

Напряжение возникло, когда решила выходить на рынок как психотерапевт. Пиарщики, которые меня консультировали, дали совет: важно самостоятельно писать очень много статей. И тут я скажу на еврейский манер: что вы знаете про челлендж? С одной стороны, тебе нужен пиар, а с другой — ты серьезно устаешь и не можешь нормально написать, упорядочить текст. 

Когда я выгорела настолько, что не различала букв — взяла в союзники мужа. Больше всего горжусь теми двумя статьями, которые мы написали вместе. Я выражала свои мысли, а он был стенографистом. Они очень круто прописаны. С тех пор супруг очень уважает мой труд. Даже придумал табличку: «Не трогать. Маша пишет». 

Потом я прошла еще один курс личной терапии, выдохнула и поняла, что надо признаться во всем своей команде. Очень волновалась, думала, что они скажут: «Девонька, с таким недугом пиар тебе не светит». Но нет. Они очень прониклись, кто не знал, что это  — спросил. И оказалось: если я сейчас не могу написать статью, но готова наговорить комментарий для СМИ — это тоже окей. 

О реакции общества и культе грамотности

Со временем люди узнают о том, что у меня дислексия: кто-то удивляется, кто-то поддерживает. Но то, что я не встречала отторжения или реакции: «О, боже!», тоже вдохновляет. 

Если узнаете, что в вашем окружении есть такой человек: просто примите как факт. Он классный, работает, справляется. Просто с такой фишкой. Если вы не понимаете, что такое дислексия — для этого есть гугл. Если хотите как-то его поддержать — можете спросить, нужна ли ему помощь. Нет? Значит, нет. 

Когда я веду тренинги — просто сразу предупреждаю о своей особенности и говорю: «Мне будет приятно, если вы исправите мои ошибки». Обычно после такой фразы никто ничего не исправляет.  

Иногда люди пишут в соцсетях, что у меня ошибка в посте. Вначале это будоражило и злило, а теперь отношусь к этому с юмором. Благодарю, могу спросить: «Ошибка на картинке или в посте? Я, правда, не вижу». Обычно человек после этого теряется. 

Когда-то я писала о том, что меня, как дислексика, задевают баннеры о неграмотности, которые ходят в соцсетях: «Что ж вы не знаете, как писать -ться и -тся?» 

Возможно, их делают из лучших побуждений, но мягкий знак может «выпасть», потому что человек — дислексик или какая-то другая особенность. Тыканье в песок, как котенка, очень ранит. 

Даже если это педагогическая запущенность или личная неграмотность, вызванная особенностями  жизни и воспитания —  мотивация через минус не сработает. Унижение вызовет только бунт. Можно найти другие способы, а не играть на токсичном сравнении: я лучше, чем ты. 

Дислексия и современная школа

Я не слышала о комплексном подходе к обучению дислексиков в нашей стране. Возможно, в некоторых школах этому уделяют внимание. Знаю, что есть нейропсихологи, которые помогают адаптировать детей и консультируют родителей. Но, в целом, наш вектор образования пока не учитывает эту особенность. 

Было бы здорово, если бы все понимали: существуют люди с такой особенностью и из этого не стоит делать драму. Просто нужно быть внимательным — и родителям, и педагогу, особенно в младших классах, когда это может проявиться.

Помогите своему ребенку адаптироваться, увидеть сильные стороны и найти возможность не отставать, не бояться, а получать знания на равных с детьми, у которых такой особенности нет. При помощи современных технологий это точно можно устроить. 

И еще один — очень важный момент — не делайте на этом акцент публично. Лучше переговорить с родителями, убедиться, что это дислексия, придумать совместную стратегию. 

Если же принимается решение обсудить это с классом — нужно сделать все так, чтобы избежать травли или обесценивания.  И в этом тоже заключается педагогический талант.

© https://iod.media/ru/article/istoriya-psihologa-yaka-zhive-z-disleksiyeyu-literi-inodi-prosto-rozlitayutsya-yak-zhuchki-5716


СМОТРИТЕ ТАКЖЕ 

Мария Фабричева: “Я родилась живой, чтобы быть счастливой” © WOMO

 

Comments for this post are closed.
" data-path="https://fabricheva.com.ua/wp-content/themes/mentalpress/share42/">

ПЛАН Б: забота о себе в стрессовой ситуации

"как я могу о себе позаботиться в случае если, ощущаю приступ паники , деструктивного поведения или проживаю стресс..."

Як витримати карантин на самоті: практичні поради психолога / © 24tv.ua

Загальні поради про те, як витримати карантин, якщо ви опинилися на самоті та як впоратись із сумними думками - читайте у інтервью психолога …